Главная » Приметы » Приметы вокруг падающего ножа

Приметы вокруг падающего ножа

Мария-Антуанетта. ч.6. Казнь.

Одно было страшным. Не знаю уж, кого осенила мысль обвинить королеву в блуде со своим девятилетним сыном.Кто подсказал мальчику, что говорить во время допроса, почему ребенок произносил эти чудовищные обвинения » болтая под стулом ножками». Вряд ли он понимал, ЧТО говорит и в чем обвиняет своих мать и тетю, сестру короля, мадам Елизавету.

Paul Delaroche Мария-Антуанетта покидает тюрьму

За три часа до казни пишет она Мадам Елизавете — той,которую мальчик, как и ее, обвинил ужасно и несправедливо: «Я знаю, сколько неприятностей Вам причинил мой ребенок; простите его, моя дорогая сестра;подумайте о его возрасте и о том, как легко сказать ребенку, что захочется,и даже то, чего он не понимает. Настанет день, я надеюсь, когда он отлично поймет всю величину Вашей ласки и Вашей нежности к ним обоим».

Последнее письмо Марии-Антуанетты

Впрочем, смерть Марии-Антуанетты предрешена.

своего появления во Франции была бичом и вампиром французов»

Приметы вокруг падающего ножа

Магрин » Исповедь королевы»

королева потеряла много крови, все ее рубашки испачканы. Желание идти в

последний путь физически чистой естественно, и поэтому она хочет надеть

свежее белье и просит жандармского офицера, дежурящего в камере, выйти. Но,

имея строгий приказ не спускать с нее глаз, он заявляет, что не имеет права

оставить пост. И королева переодевается скорчившись, в узком пространстве

между кроватью и стеной, а маленькая посудомойка загораживает собой ее

наготу. Но окровавленная рубашка — куда ее деть? Женщине стыдно оставить

белье в пятнах на глазах у чужого человека — для любопытных и нескромных

взоров тех, которые через несколько часов придут сюда делить ее пожитки. Она

скатывает белье в комок и засовывает его за печку.

Королева идет на казнь

медленно, ибо каждый должен насладиться единственным в своем роде зрелищем.

Любую выбоину, любую неровность скверной мостовой физически ощущает сидящая

на доске королева, но бледное лицо ее с красными кругами под глазами

неподвижно. Сосредоточенно смотрит перед собой Мария Антуанетта, ничем не

выказывая тесно обступившим ее на всем пути зевакам ни страха, ни страданий.

Все силы души концентрирует она, чтобы сохранить до конца спокойствие, и

напрасно ее злейшие враги следят за нею, пытаясь обнаружить признаки

отчаяния или протеста. Ничто не приводит ее в замешательство: ни то, что у

церкви Святого Духа собравшиеся женщины встречают ее выкриками глумления, ни

то, что актер Граммон, чтобы создать соответствующее настроение у зрителей

этой жестокой инсценировки, появляется в форме национального гвардейца

верхом на лошади у телеги смертницы и, размахивая саблей, кричит: «Вот она,

эта гнусная Антуанетта! Теперь с ней будет покончено, друзья мои!»

Приметы вокруг падающего ножа

ничего не видит и ничего не слышит. Из-за рук, связанных сзади, тело ее

напряжено, прямо перед собой глядит она, и пестрота, шум, буйство улицы не

воспринимаются ею, она вся — сосредоточенность, смерть медленно и

неотвратимо овладевает ею. Плотно сжатые губы не дрожат, ужас близкого конца

не лихорадит тело; вот сидит она, гордая, презирающая всех, кто вокруг нее,

воплощение воли и самообладания, и даже Эбер в своем листке «Папаша Дюшен»

на следующий день вынужден будет признать: «Впрочем, распутница до самой

своей смерти осталась дерзкой и отважной».

Телега останавливается у эшафота. Спокойно, без посторонней помощи, «с

лицом еще более каменным, чем при выходе из тюрьмы», отклоняя любую помощь,

поднимается королева по деревянным ступеням эшафота, поднимается так же

легко и окрыленно в своих черных атласных туфлях на высоких каблуках по этим

последним ступеням, как некогда по мраморной лестнице Версаля. Еще один

невидящий взгляд в небо, поверх отвратительной сутолоки, окружающей ее.

Различает ли она там, в осеннем тумане, Тюильри, в котором жила и невыносимо

страдала? Вспоминает ли в эту последнюю: в эту самую последнюю минуту день,

когда те же самые толпы на площадях, подобных этой, приветствовали ее как

престолонаследницу? Неизвестно. Никому не дано знать последних мыслей

Все кончено. Палачи хватают ее сзади, быстрый бросок на доску,

голову под лезвие, молния падающего со свистом ножа, глухой удар — и Сансон,

схватив за волосы кровоточащую голову, высоко поднимает ее над площадью. И

десятки тысяч людей, минуту назад затаивших в ужасе дыхание, сейчас в едином

порыве, словно избавившись от страшных колдовских чар, разражаются ликующим

воплем. «Да здравствует Республика!» — гремит, словно из глотки,

освобожденной от неистового душителя. Затем люди поспешно расходятся.

О admin

x

Check Also

Приметы на ореховый спас

Приметы и суеверия на Ореховый Спас Трижды в августе православные отмечают праздники, прославляющие Спасителя, – Спасы: 14 августа – на ...

Приметы на новолуние и другие суеверия про Луну

Приметы на новолуние и полнолуние — от древности до наших дней Приметы на новолуние и полнолуние занимают очень важное место ...

Приметы на любовь (суеверия для девушек)

Приметы и суеверия о любви Приметы – своеобразные знаки о предстоящих событиях, которые сформировались за многие века и основанные на ...

Приметы на красную горку, обычаи и традиции дня

Праздник «Красная горка» — приметы, обычаи, обряды, заговоры Когда-то народ начинал вспоминать приметы на Красную горку, чуть только завершится колокольным ...