Главная » Обереги » Воинское оружие – могучий оберег и крепкий меч

Воинское оружие – могучий оберег и крепкий меч

Наборные пояса кочевников Азии.

// Новосибирск: НГУ. 1990. 164 с. ISBN 5-7615-0009-4

Глава III. Пояс как знак и символ.

1. Функционально-семантическая сущность пояса по данным фольклора и этнографии. — 46

2. Семантика поясов в обществах ранних кочевников. — 60

3. Семантика наборных поясов тюркского времени. — 73

Понимание вещей как носителей не только мифологических сюжетов и образов, но и, в определённой степени, как этнических и социальных знаков приобретает в последние годы не только чисто описательный, теоретический характер. Появляются практические разработки, посвящённые семантике определённой категории предметов. [1]

Одна и та же вещь в разных культурах могла восприниматься по-разному и зачастую обладала как утилитарными свойствами, так н символическими значениями. Люди, создавшие оружие и украшения, орудия труда и другие предметы в эпоху первобытности, древности и даже средневековья, относились к ним совершенно иначе, чем современный человек. По образному замечанию О.М. Фрейденберг, вещь для древнего человека представлялась космосом и изображала космос. [2]

Каждая вещь создавалась мастерами, которые творили в русле определённых традиций, в силу чего эти вещи обладали особым «языком», который был хорошо понятен для соплеменников, но мёртв для чужака. В то же время значение вещей не сводилось только к их форме. Рассматривая только форму вещи или изображения, «мы получаем чрезвычайно существенный, но не единственный пласт структурной организации. Остается ещё вопрос: что означал данный текст для создавшего его коллектива, как он функционировал? Вопрос этот тем более труден, что ответить на него, исходя из самого текста, часто бывает невозможно. Прагматику и социальную семантику этих текстов нам приходится реконструировать на основании только внешних по отношению к ним источников». [3] Этим источником выступает культурная среда — контекст, в которой «живёт» вещь. В то же время сама культура может быть понята в контексте эпохи.

Язык первобытной культуры был общезначимым, представлял собой знаковую систему, практически одинаково интерпретируемую

всеми членами общества. По этой причине в первобытной вещи должны были проявляться важные для всего общества черты. [4]

Культурная среда, в которой «жили» наборные пояса, достаточно специфична и сводится преимущественно к таким атрибутам, как одежда, украшения и оружие. Все эти предметы археологически фиксируются в основном по погребальным сооружениям, что требует обращения к материалам раскопок погребальных комплексов от скифского до тюркского времени включительно. Начало же появления наборных поясов мы наблюдаем на очень интересном и специфичном памятнике — оленных камнях, каменных антропоморфных изваяниях Центральной Азии.

1. Функционально-семантическая сущность пояса по данным фольклора и этнографии. ^

Этнографы, изучая национальную одежду разных народов, почти всегда отмечают пояса как один из важных её элементов. Подчёркивал возрастное отличие, возмужалость его владельца пояс у удмуртов. [5] Аналогичную роль в прошлом выполнял пояс у молдаван, причём возрастные отличия соблюдались и в его форме. Так, например, в приднестровских сёлах девушки носили широкие цветные пояса, а замужние женщины узкие шерстяные. [6] В России ходить без пояса считалось большим грехом. [7] Кроме того, с ним связывались различные обряды. Например, в Псковской губернии невеста на свадьбе одаривала всех гостей поясами собственного изготовления, а в Молдавии «весной перед посевом, крестьяне подбрасывали вверх свои красные пояса с пожеланиями, чтобы также высоко росла пшеница». [8] Изготовлявшиеся из различных материалов (шёлка, шерсти, кожи) пояса часто украшались серебряными бляхами и накладками. [9] Особую изобретательность и эстетический вкус проявляли при изготовлении таких накладок степные народы. У кочевников пояс составлял самую ценную часть костюма, что объяснялось не столько тем, что во многих случаях он украшался художественно оформленными серебряными или серебряными с золочением бляхами и накладками, сколько в силу особого уважения и почитания его. Например, у астраханских калмыков пояс был главным украшением мужчины и появляться без него перед посторонними считалось неприличным. Право на полный костюм, т.е. на шапку и пояс, калмыцкие юноши получали с приближением женитьбы. [10]

Приведённые выше этнографические данные о почитании пояса у некоторых кочевых и земледельческих народов интересны, но малоинформативны и не раскрывают сущности предмета. Такие сведения, часто в символической форме, зафиксированы в фольклоре и мифах разных народов, в письменных свидетельствах средневековых и античных авторов. Взятые в отдельности, они не дают целостной картины. Анализ их в контексте культуры или определённых событий позволяет наметить пути решения функционально-семантический сущности пояса. При этом источниками нашего анализа служат уже не факты археологии, а отразившиеся в мифах, эпосе и письменности факты культуры. Истоки представлений, нашедших отражение в этих сюжетах, синстадиальны и синхронны времени, которое принято считать героической эпохой. Анализ этих произведений от наиболее поздних до самых ранних, ведущий как бы по лестнице столетий вниз, даёт возможность конкретнее и яснее выявить сущность пояса как явления материальной культуры.

Как принадлежность княжеской и царской одежды пояса переходили по наследству от отца к сыну или из рода в род. В этой связи вспоминается история с поясом Дмитрия Донского, который сыграл роковую роль, когда потребовался повод для известной усобицы середины XV в. Комментируя это событие, А.В. Арциховский пишет: «Конечно, не будь этого повода, нашелся бы другой, но любопытно значение, приданное обеими сторонами золотому поясу». [11] В Новгороде члены совета господ фигурируют в ряде документов как триста золотых поясов. [12] Учёные считают, что знаком достоинства члена Новгородского совета господ был золотой пояс. [13] В духовных великих князей Московских постоянно перечисляются золотые пояса с описанием каждого из них в отдельности. [14]

Золотой пояс известен в истории Киевской Руси. Во второй половине XI в. в Киево-Печорском монастыре была заложена церковь Успения Богородицы. Единицей длины при закладке здания послужил «золотой пояс, подаренный монастырю служившим у князя Всеволода Ярославовича варяжским ярлом Шимоном». [15] Примечательно, что был выбран не вообще пояс, а, по словам патерика, золотой пояс с латинского «Распятия». Это единственный в иконографии Христа тип «Распятия», где Христос изображён в одежде, подпоясанной золотым поясом, который имел в длину четыре римских фута «в ознаменование того, что в состав Нового Завета входят четыре евангелия». [16]

В IX-XI вв. при дворах восточно-мусульманских правителей большое влияние имели представители дворцовой гвардии, состоявшей обычно из рабов-тюрков. Так, при дворе Саманидов карье-

pa такого гуляма начиналась в качестве стремяного, «через год хаджиб. давал ему тюркскую лошадь с простой сбруей. На третий год он получал особый пояс (карачур)». [17] К сожалению, из текста не ясно, какую конкретную смысловую нагрузку нёс данный предмет и что он собою представлял. Некоторые сведения на этот счёт имеются в сочинении Абу-л-Фазл Байхаки, занимавшего много лет один из высших постов в государстве Газневидов. Описывая один из приёмов во дворце эмира, он сообщает: «Две тысячи (гулямов. — В.Д.) были в двурогих шапках, в дорогих поясах о десяти подвесках, каждый с серебряной булавой, а две тысячи в четырёхпёрых шапках меховых, с поясом, повязанным на чреслах, с саблей, колчаном и налучником у пояса и у каждого гуляма в руках лук и три стрелы, все в кафтанах из шуштарского шёлка. Человек триста гулямов-телохранителей стояли по сторонам суффы, близко от эмира, в ещё более дорогом одеянии, в двурогих шапках, золочёных поясах с золотыми булавами. А несколько человек из них были даже в поясах, украшенных самоцветными камнями». [18] В другом месте своего сочинения Байхаки так описывает награждение придворного: «Эмир милостиво обошелся с Бу Насром, очень его похвалил и сказал: “Пришло время наградить его по заслугам”. Эмир велел отвести его в вещевую палатку и надеть на него халат хаджиба. Бу Наср предстал перед лицом эмира в чёрном кафтане, в дорогой шапке. (Опоясанный) злато-серебряным поясом. ». [19] При вступлении в должность салара (начальника воинского соединения) полагались специальный халат, барабан, знамя, а также тысячный золотой пояс. [20] Из текста следует, что знаками социального или придворного положения человека служили халат, шапка, золотой пояс. При этом «знаковость» заключалась не в поясе как таковом, а в золотом поясе. Семиотический статус поясов у дворцовых гулямов выражался в украшениях (дорогие пояса «о десяти подвесах» и пояса со вставками из «самоцветных камней») и в цветовой символике («золочёные» пояса). Двумя веками раньше у арабского полководца Кутейбы «вызвали яростный гнев» гулямы Гурека, правителя Самарканда, опоясанные золотыми поясами. [21] Из этого факта, а также из ряда других примеров А.М. Беленицкий и В.И. Распопова делают заключение о знаковом характере этих поясов. «Отношение к поясу, — подчёркивают авторы, — как к знаку отличия вообще характерно для эпохи раннего средневековья». [22] Ниже мы попытаемся дать более развёрнутую характеристику символики пояса, и в частности золотого, а пока примем во внимание определённый семиотический статус этого предмета военного и придворного костюма.

Трудно сказать, переняли ли арабы обычай ношения поясов у тюрков и персов, во всяком случае, можно с большей или меньшей долей уверенности утверждать, что какое-то влияние со стороны тюрков имело место. [23] Последние же явились не только носителями наборных поясов, но и распространили эту моду на соседние территории. [24] Сами тюрки высоко ценили пояс и как принадлежность костюма, и как определённый знак общественного положения его владельца. Среди эпитафий древнетюркских рунических памятников встречаются упоминания о поясе, который можно интерпретировать как знак-символ. Так, надпись на памятнике с р. Уюк-Туран переводится следующим образом: «Пояс с пятьюдесятью золотыми пряжками (букв. “золотых пятьдесят поясов”) я повязал на своей пояснице. Я не насладился божественным государством. В отношении Вас, о горе». [25] Или: «. на поясе мы водрузили луновидную пряжку. Так как у него была доблесть, то у хана достиг мой бег пряжки тутука». [26] В другой надписи говорится: «Моя геройская доблесть. У меня сорок две пряжки». [27] Можно указать ещё ряд текстов, где упоминаются золотые пояса или пряжки. [28]

Ношение поясов в Китае эпохи Тан и Сун регламентировалось государством. Исследователи китайского костюма подчёркивают, что цвет, материал и украшения пояса «служили знаками различия аристократии и чиновничества, отчего слово “гуаньдай” (шапка и пояс) стали образным выражением для обозначения карьеры». [29] Табель о рангах пронизывал всю социальную структуру Китая, устанавливая для каждой социальной прослойки и группы определённые формы и цвета одежды. Даже художники, приписанные к академии живописи, были разделены на различные ранги и носили соответствующие халаты и пояса. [30] Государственные чиновники «1-2 ранга имели право носить пояса с золотыми накладками, 3-6 рангов — из кости носорога, 7-9 рангов — серебряные, а простолюдины — железные». [31] Однако не были забыты и такие высоко ценившиеся китайцами материалы, как яшма и нефрит, которые употреблялись в качестве поясных накладок ещё в эпоху Хань и раньше. [32]

В «Шах-Наме» пояс предстаёт не только как символ войны, он также и особый предмет царской одежды. В числе даров, получаемых Дастаном от царя Манучихра, упоминается и пояс:

Владыка мира приготовил дар —

Трон в бирюзе, печать — огонь рубина,

Златой венец и пояс властелина. [33]

Здесь пояс в окружении типично царских регалий — трон, венец, печать. Причём перстни имели в сасанидском Иране очень большое значение, являясь символом знатности и власти. [34] Золотой пояс постоянно упоминается в эпосе как принадлежность царской одежды или как дар царя своим вельможам и воинам. [35] Сложившиеся к этому времени инсигнии власти, кроме шапки (короны), перстня, включали в свой состав и золотой пояс. Известно, что в сасанидском Иране определённому должностному лицу полагались специальные шапка и пояс. [36]

В раннесредневековой Армении золотой пояс со вставками из драгоценных камней также являлся принадлежностью царской одежды. [37] Вспомним, наконец, известный рассказ Геродота о родоначальнике скифов. Согласно одной из скифских легенд, лишь младший сын Геракла — Скиф сумел правильно опоясаться и натянуть лук и тем самым получил право на владение землёй. Причём на конце пряжки пояса висела золотая чаша. [38] Итак, знаковый характер золотого пояса как будто не вызывает сомнения. Заметим, что в словосочетании «золотой пояс» своеобразно сплавились семиотические сущности двух разнородных предметов: золота как явления природного мира и пояса как явления культурного мира. Любой предмет, в том числе и пояс, может осознаваться как знак только при наличии знаковой ситуации, центральным звеном которого выступает организованная система (животное, кибернетическое устройство, человек). Устранение из знаковой ситуации организованной системы не оставляет ничего кроме некоторого объективного явления, не обладающего ни предметным, ни смысловым значением. [39] У человека героической эпохи происходит акцентация религиозно-мифологического сознания на роли благородных металлов и драгоценностей, особенно золота и серебра, в жизни людей. Сохранившиеся от рук грабителей золотые и серебряные изделия из скифских курганов, «золотой человек» из кургана Иссык и поистине золотые погребения на Тилля-Тепе в Северном Афганистане — тому подтверждение. [40]

По древнеиндийским, как и иранским представлениям золото символизирует царскую власть. [41] В ранневизантийской традиции оно поднимается на уровень сакрального и «являет созерцающему глазу и умствующему уму образ света (выделено нами. — В.Д.), а потому “означает” или “символизирует” свет». [42] Согласно одному из скифских преданий, во времена предков скифов — братьев Липоксая и Арпоксая и младшего Колоксая — с неба упали на землю золотые плуг, ярмо, секира и чаша. Когда к этим предметам по очереди подходили два старших брата, золото воспламенялось и не допускало их к себе. При приближении же младшего,

Колоксая, горение прекратилось и он забрал вещи. «Поэтому старшие братья согласились отдать царство младшему». [43]

Как видно из приведённых примеров, золото ассоциировалось с царской властью. При этом мы не абсолютизируем власть царя, толкуя более широко это понятие, т.е. как власть, принадлежащую царю и его окружению и возможную только при опоре на это окружение. Именно на такое отождествление с царской властью и указывают мусульманские авторы, тюркские эпитафии и русские летописи. Типологической параллелью в связи с этим можно считать место яшмы и особенно нефрита в традиционной религиозно-мифологической символике древнего и средневекового Китая. [44]

В ситуациях, где в качестве знака выступал золотой пояс, его семиотические свойства проявлялись в первую очередь через символику золота, нетленный свет которого был отражением царской власти, а в конечном итоге и Солнца как божественной сущности. [45]

Таким образом, представление о поясе как знаке власти уходит корнями в эпоху раннего средневековья и скифского времени, его природа — уходит в седую древность. Какова его сущность?

В интересующем нас плане любопытный материал дают эпические произведения и фольклор различных народов. Как в любом эпосе, его герои в первую очередь воины, защитники родины. «Однако мотив защиты от иноплеменников-захватчиков в воинской героике всякого эпоса, как и в породившей его общественной действительности, неразрывно связан с наступательными войнами против соседей. ». [46] Эти войны давали военному вождю и его дружине не только возможность отличиться, но и приносили богатую добычу. Именно в эпоху зарождения и становления эпоса кочевых народов степей Евразии, а героическое время связано с эпохой разложения первобытно-общинного общества и становления военной демократии, [47] взгляды на функции пояса претерпевают некоторые изменения. Слова «опоясаться мечом», «препоясаться» стали синонимами выражения «приготовиться к битве», к выступлению в поход против врага. Так, один из героев «Шах-Наме», Сухраб, готовясь к бою с иранцами, облачается в доспехи:

И встал и препоясался на бой,

Снял с головы венец он золотой,

Надел взамен индийский шлем булатный,

Облёк могучий стан кольчугой ратной. [48]

Мать Фаруда, также одного из героев этого эпоса, отправляет в поход сына со словами:

О admin

x

Check Also

Как сделать оберег-домовой своими руками?

Значение оберега-домовенка, и как его самостоятельно сделать Обереги, защищающие от разных напастей дом, всегда пользовались особой популярностью у славян. Такие ...

Как сделать оберег своими руками и привел магию на помощь во всех делах

Обереги от порчи и для защиты пришли к нам из времён, когда создавались легенды и писались русские сказки. Оберег — ...

Оберег от врагов: непробиваемый щит от злого воздействия

«Я не верю в порчу и сглаз» — слышали такую ​​фразу не однократно? Когда негативное влияние вселенной начинает тебя отражаться, ...

Славянские кольца обереги

Тайна защиты славянских колец Одними из так горячо любимых ювелирных украшений представительницами прекрасной половины человечества считаются кольца. Наверное, нет ни одной девушки, в шкатулке или на пальчике которой не было бы колечка.